Единство Русской Православной Церкви восстановлено: К 10-летию воссоединения Московского Патриархата и Русской Зарубежной Церкви.

Edinstvo 217 мая 2017 года исполнилось ровно десять лет со дня подписания «Акта о каноническом общении» между Русской Православной Церковью Московского Патриархата (РПЦ) и Русской Православной Церковью Заграницей (РПЦЗ).

По благословению наместника Андреевского ставропигиального мужского монастыря епископа Дмитровского ФЕОФИЛАКТА в читальном зале Синодальной библиотеки была развёрнута майская тематическая книжная выставка, посвящённая данному событию.

Воссоединение Русской Православной Церкви, без сомнения, стало событием огромного значения для всего православного мира и в первую очередь для России.

Оно поставило точку в долгой истории разделений нашего народа, которые были порождены революцией и гражданской войной. Последнее, что оставалось из наследия той страшной эпохи, разделение Церкви. Надо было пережить драму этого разделения, осознать всю его пагубность. Только тогда создались внешние предпосылки для его преодоления. Исторические причины, породившие разделение, ушли в прошлое: нет больше безбожной власти, закончилась несвобода Русской Церкви, нет сложностей во взаимоотношениях православных людей в России и за рубежом. Наше разделение являлось болезнью, вызванной не собственно церковными, но политическими, внешними по отношению к Церкви причинами. В современных условиях горячее стремление к единству присутствует у обеих сторон.

«Акт о каноническом общении», подписанный 17 мая 2007 года Святейшим Патриархом Алексием II и главой РПЦЗ Митрополитом Лавром в Москве в кафедральном Храме Христа Спасителя, закончил период восьмидесятилетнего раскола в Русской Церкви, официально оформившегося 9 сентября 1927 года. Однако, предпосылки к этому разрыву появились раньше, ещё в начале 20-х гг., поэтому утверждение, что Русская Церковь была разделена почти 90 лет – отнюдь не выглядит преувеличением.

Предыстория Зарубежной Церкви связана с событиями Гражданской войны и насущной необходимостью образования Временных Высших Церковных Управлений (ВВЦУ) на территориях, контролируемых «белыми» правительствами.

Деятельность Временного Высшего Церковного Управления в юго-восточных областях России, оторванных фронтом от центрального Церковного управления, в 1919-1920 гг. заложила основы того, что впоследствии стало именоваться Русской Православной Церковью Заграницей (РПЦЗ). Следует отметить, что ВВЦУ Юго-Востока России с самого начала своей деятельности в экстремальных условиях оказалось вполне реальной альтернативой Патриаршей власти.

Косвенно [здесь есть нюансы] в 1920 году его узаконил Святейший Патриарх Тихон.

SvPatr Tikhon

ВВЦУ было создано для управления церковной жизнью в период междоусобицы и объединения православного епископата и клира в подобие единой системы. Просуществовать оно должно было до «лучших времён», то есть до восстановления связи с Московской Патриархией.

Однако «лучшие времена» так и не наступили – после поражения Белой Армии неисчислимое множество русских людей (не менее двух миллионов) вместе с отступающими военными частями отправилось в эмиграцию. Таким образом, после гражданской войны, в конце 1920 года за границу выехало огромное количество православных беженцев со своими епископами и священниками. Они нашли приют в разных странах и частично влились в прежние русские приходы, но главным образом нача­ли составлять новые. Со временем русская православная диаспора оказалась не только во всех государствах Европы и Америки, но и в Китае, Ко­рее, Персии, Палестине, Южной Америке, Австралии, Африке. Кроме того, более восьми миллионов православных жителей бывшей Российской Империи оказались за пределами советского государства – в отделившихся Польше, Литве, Эстонии, Латвии, Финляндии, а также на территориях, завоеванных неприятелем или переданных новой властью сопредельным государствам. Православная вера объединяла беженцев, политические взгляды которых во многом различались, нередко – до противоположности. Потребность в устроении церковной жизни на чужбине изгнанники ощущали с особой остротой.

Однако, Священноначалие Русской Православной Церкви, вследствие гонений, испытывало чрезвычайные затруднения в осуществлении духовного окормления общин, оказавшихся вне пределов России. «Беда в том, – писал Святейший Патриарх Тихон в начале двадцатых годов, – что мы долгое время (и даже «до дне сего») отрезаны от цивилизованного мира и с трудом и большим опозданием узнаем, что делается на свете». Эмигранты также имели смутное представление о том, что на самом деле происходило в России. «Казалось, – вспоминал митрополит Литовский и Виленский Елевферий (Богоявленский), – что между Патриархией и Зарубежной Церковью лежит такая непроходимая пропасть, что о каком-либо личном общении нельзя и думать. Нам, зарубежным, оставалось довольствоваться только случайными разнообразными вестями...».

В таких условиях и возникла Русская Зарубежная Церковь, первоначально именовавшаяся зарубежной частью Русской Церкви. Временное Высшее Церковное Управление Юга России в эмиграции вынуждено было трансформироваться в Высшее Русское Церковное Управление за границей. Фактически с этого момента и начинается история РПЦЗ, которая тогда канонически ещё оставалась под управлением Московской Патриархии.

Первое столкновение между ВРЦУ и МП произошло после Всезаграничного Русского Церковного Собора, прошедшего в Югославии [КСХС] (точнее, в Сремских Карловцах) в конце 1921 года под председательством митрополита Антония (Храповицкого).

Sobor 1921     Mitr Antonij Hr

В своей итоговой декларации Собор в самой резкой форме осудил советскую власть и, более того, призвал страны Антанты свергнуть большевиков и восстановить «законную монархию дома Романовых». Там даже содержался призыв к Генуэзской конференции, посвящённой восстановлению Европы после Первой мировой войны, не допускать к участию делегацию из Советской России. При этом каждый программный тезис декларации Собора начинался с формулировки «по благословению Святейшего Патриарха Тихона...», хотя Священноначалие не могло благословить данные тезисы чисто физически.

Эти воззвания были использованы советской властью для обострения гонений на Церковь в России и коренным образом изменили отношения зарубежного центра с Московской Патриархией. Принятые в Карловцах документы противоречили принципу невмешательства Церкви в политические дела, ясно выраженному в Патриаршем послании от 8 октября 1919 года. «Мы с решительностью заявляем, – писал тогда святитель Тихон, – что <…> установление той или иной формы правления не дело Церкви, а самого народа. Церковь не связывает себя ни с каким определённым образом правления, ибо таковое имеет лишь относительное историческое значение».

Mitr Evlogiy Georg

Власти в Москве требовали от святителя Тихона лишить сана зарубежных архиереев, однако Патриарх не желал подобных мер. 5 мая 1922 года последовал указ № 348 (349) Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета. Согласно указу, послания Карловацкого Собора признавались не выражающими официального голоса Русской Православной Церкви и, по причине их чисто политического характера, не имеющими канонического значения. Ввиду допущенных политических от имени Церкви заявлений, Высшее церковное управление за границей упразднялось, а власть над приходами в Европе сохранялась за митрополитом Евлогием (Георгиевским). Был поставлен вопрос и о церковной ответственности духовных лиц за границей за их политические заявления, сделанные от имени Церкви.

На следующий день после подписания указа Святейший Патриарх Тихон был арестован. За границу информация об аресте святителя пришла раньше указа, к моменту получения которого уже была предпринята раскольниками-обновленцами попытка узурпировать власть в Русской Церкви  вследствие этого большая часть представителей зарубежного епископата опасалась, что законная Церковная власть в России уничтожена окончательно. Во многом по этой причине указ № 348 был выполнен лишь формально. Ввиду этого и ряда других причин каноническое единство тогда не было нарушено.

Mitr Sergiy

Отношения зарубежных архипастырей с Заместителем Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополитом Сергием (Страгородским), возглавившим Русскую Церковь после ареста [священномученика] митрополита Петра (Полянского) 10 декабря 1925 года, первоначально сложились доверительные. Однако после предложения архиереям в Западной Европе дать подписку о лояльности по отношению к советской власти, а также после издания Послания к пастырям и пастве митрополита Сергия и временного Патриаршего Синода от 29 июля 1927 года (так называемой «Декларации митрополита Сергия»), Архиерейский Синод 5 сентября 1927 года принял решение прервать общение с Заместителем Патриаршего Местоблюстителя.

«Послание митрополита Сергия, – говорилось в Окружном послании Архиерейского Собора Русской Православной Церкви за границей от 9 сентября 1927 года, –  не архипастырское и не церковное, а политическое и потому не может иметь церковно-канонического значения и не обязательно для нас, свободных от гнета и плена богоборной и христоненавистной власти <…> Такое постановление не может быть признано законным и каноническим». Peter PolanskyСобор, от которого к тому времени уже отделились митрополиты Евлогий и Платон с возглавлявшимися ими приходами в Западной Европе и Северной Америке, постановил прекратить отношения с московской церковной властью, продолжая признавать в качестве главы Русской Церкви Патриаршего местоблюстителя митрополита Петра, находившегося в ссылке. Вместе с тем, в Послании говорится, что «заграничная часть Русской Церкви почитает себя неразрывною, духовно-единою ветвью великой Русской Церкви. Она не отделяет себя от своей Матери-Церкви и не считает себя автокефальною». Подобные заявления повторялись и в других документах Русской Зарубежной Церкви, в том числе в принятом в 1956 году Положении о Русской Православной Церкви за границей, в котором она определяется как «неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти».

Таким образом, в 1927 году общение между Священноначалием Церкви в Отечестве и иерархами в Зарубежье было прервано на долгие десятилетия. В 1934 году Заместитель Патриаршего местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский) издал указ о запрещении в священнослужении митрополита Антония (Храповицкого) и нескольких зарубежных иерархов. Архиерейский Синод Зарубежной Церкви не признал данного постановления. При этом РПЦЗ сама не была признана другими каноническими Православными Церквями, но, тем не менее, она стала весьма влиятельной религиозной общиной фактически по всему миру.

В течение десятилетий Русская Зарубежная Церковь усердно хранила традиции православного благочестия, восходящие к дореволюционной Руси, активно занималась издательской и просветительской деятельностью. Продолжалась и монашеская жизнь. Новым воплощением почаевских иноческих традиций стал монастырь святого Иова в Ладомирове (Чехо-Словакия), основанный в 1923 году. В 1946 году братия монастыря переехала в Соединенные Штаты Америки, где влилась в состав Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле (штат Нью-Йорк), основанного в 1930 году. Свято-Троицкий монастырь надолго стал главным духовным центром Русской Зарубежной Церкви. Здесь возобновилось и начатое в монастыре святого Иова издательское дело. Трудами братии издано множество газет, журналов и книг. Часть этих изданий с большими затруднениями удавалось порой переправлять в Россию.

На Родине, где в то время издание духовной литературы было крайне ограничено, хорошо знали такие сочинения авторов из Русской Зарубежной Церкви, как «Закон Божий» протоиерея Серафима Слободского, «Толкование на Четвероевангелие» и «Толкование на Апостол» архиепископа Аверкия (Таушева), «Догматическое богословие» протопресвитера Михаила Помазанского.

На территории монастыря в Джорданвилле расположилась и основанная в 1948 году Свято-Троицкая духовная семинария, которая стала духовно-образовательным центром Русской Зарубежной Церкви.

По окончании войны, 10 августа 1945 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I обратился с посланием к зарубежным архипастырям и клиру, где призывал их к единству с Московским Патриархатом. В этот период в юрисдикцию Московского Патриархата были приняты митрополит Мелетий (Заборовский), архиепископы Димитрий (Вознесенский), Серафим (Соболев), Виктор (Святин), Нестор (Анисимов), Ювеналий (Килин) и Серафим (Лукьянов).

Стоит отметить, что Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I, находясь в Югославии в 1945 году, отслужил панихиду по митрополиту Антонию (Храповицкому).

St JohnShanghaiАрхиепископ Шанхайский и Сан-Францисcкий Иоанн (Максимович) (1896-1966),  говорил: «Я каждый день на проскомидии поминаю Патриарха Алексия. Он Патриарх. И наша молитва всё-таки остаётся. В силу обстоятельств мы оказались отрезаны, но литургически мы едины. Русская Церковь, как и вся Православная Церковь, соединена евхаристически, и мы с ней и в ней. А административно нам приходится, ради нашей паствы и ради известных принципов, идти этим путём, но это нисколько не нарушает таинственного единства всей Церкви». В середине 1960-х годов святитель Иоанн писал: «Русская Зарубежная Церковь духовно не отделяется от страждущей Матери. Она возносит за неё молитвы, хранит её духовные и вещественные богатства и в свое время соединится с нею, когда исчезнут причины, разъединяющие их».

Ещё раз особо отметим два принципиальных момента, которые обусловили разделение Русской Церкви: 1) в отличие от Московской Патриархии, РПЦЗ не воспринимала советскую власть в каком-либо виде; и 2) ставила Московскому Патриархату в вину непризнание массовых религиозных репрессий.

***

Обе эти причины, как посчитали в Церквях, окончательно утратили смысл на рубеже XXI века. Ещё в начале девяностых исчезла советская власть, а в 2000 году на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви к лику святых, как Царственные Страстотерпцы, причислены Император Николай II и Царская Семья (РПЦЗ канонизировала их в 1970-х гг.), в лике святых также были прославлены более тысячи новомучеников и исповедников Российских, от этой советской власти пострадавших. На том же Соборе были приняты и «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», в которых, в частности, говорится о «принципиальной возможности неподчинения Церкви государству, когда последнее выдвигает требования, противоречащие евангельскому нравственному закону».

«Экуменическая деятельность» РПЦ в девяностые годы – например, участие во Всемирном Совете Церквей, довольно пёстрой в религиозном плане структуры с вкраплениями сектантства – также вызывала вопросы со стороны РПЦЗ, но Русская Православная Церковь официально определила своё отношение к инославию (христианству иных конфессий) всё на том же Архиерейском Соборе 2000 года.

Многие исследователи указывают, что отправная точка процесса воссоединения двух частей Российского Православия находится на временнóй шкале всё-таки раньше – в 1988 году, когда некоторые епископы, клирики и миряне РПЦЗ приняли участие в праздновании тысячелетия Крещения Руси, проходившем в России. В это время на Родине повеяло свободой для Церкви. Поместный Собор 1988 года канонизировал Патриарха Тихона и целый ряд подвижников Русской Церкви. Cтали постепенно возвращать Церкви храмы и монастыри. Мы знаем также, что в 90-е годы архиепископ (будущий митрополит) Лавр совершил [инкогнито] несколько тайных поездок по России в одежде простого иеромонаха, не объявляя о своём приезде в тот или иной монастырь или храм. Чтобы понять, не является ли возрождение Церкви пропагандистской кампанией. Необходимо было убедиться, что перемены в России всерьёз и надолго.

Как результат, в начале «нулевых» совместные конференции и круглые столы с обсуждением путей к воссоединению стали регулярными. Одна из таких конференций прошла весной 2003 года и в залах Синодальной библиотеки, на территории Андреевского монастыря [в то время недействующего]. Ещё весьма свежи воспоминания: при рассмотрении спорных вопросов страсти кипели тогда нешуточные!

Немало усилий к развитию диалога между двумя частями Русской Православной Церкви приложил и лично Президент России Владимир Путин.

Так, в 2003 году Российский Президент в рамках своего визита в США встретился с иерархами РПЦЗ и вручил им письмо от Святейшего Патриарха Алексия II с приглашением посетить Россию.

NY 2003

На той памятной встрече Путин заявил, что «придаёт большое значение диалогу» с РПЦЗ, а в ответ Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Лавр подчеркнул, что «для РПЦЗ нет большего блага, чем служить Родине, работать на благо Русской Церкви, русского народа, русской культуры».

Уже через два месяца в Россию впервые приехала официальная делегация РПЦЗ. Также в конце 2003 года с обеих сторон были созданы комиссии, которые начали готовить воссоединение.

Edinstvo p

А в мае 2004 года с официальным визитом в Москву пожаловал и Митрополит Лавр. Тогда он участвовал в ежегодном богослужении Патриарха Алексия II на Бутовском полигоне в ближнем Подмосковье. В годы репрессий здесь было расстреляно свыше 20 тысяч человек, среди которых – сотни священников. В Бутово Святейший Патриарх Алексий II и Митрополит Лавр освятили закладку Храма в честь Новомучеников и Исповедников Российских.

По свидетельству участников переговорного процесса, несколько раз переговоры бывали на грани срыва настолько различен был опыт и подходы у двух частей Русской Церкви. Когда перспектива воссоединения стала ясно прорисовываться, в РПЦЗ усилились брожения. Многие были не согласны с церковной политикой митрополита Лавра. Но благодаря мирному духу, который отмечают все встречавшиеся хоть раз с митрополитом Лавром, число отколовшихся приходов удалось свести к нескольким десяткам, и ограничить главным образом территорией бывшего Советского Союза, где люди приходили в РПЦЗ в основном из оппозиции официальной Церкви.

Только представим, сколько мудрости, такта и терпения было необходимо, чтобы устранить все препоны на пути к восстановлению единства! И вот, ныне по великой милости Божией Поместная Русская Православная Церковь вновь едина.

Не стоит думать, что воссоединение – событие исключительно внутрицерковное. Ведь воссоединилась не только Церковь, но и её многочисленная паства, разбросанная по всему миру. По сути, воссоединение поставило окончательную точку в гражданской войне, разделившей русский народ на "красных" и "белых".

А это значит, что усиливается не только Русское Православие, но и Россия в целом, чьё влияние в мире, бесспорно, возрастает. Неудивительно, что у воссоединения Русской Церкви нашлись как сторонники, так и противники, из-за чего процесс воссоединения порой напоминал детектив. Его противники не унимались даже тогда, когда уже была объявлена дата воссоединения. В конце концов дело дошло до самых грязных технологий. Накануне исторического момента в газеты был запущен слух о смерти Алексия II. Не удивляйтесь! Это было сделано для того, чтобы сорвать подписание примиряющего Акта. В нескольких американских газетах были опубликованы призывы к священникам сдавать билеты в Россию, поскольку "из-за смерти Патриарха объединение не состоится". Но Патриарх, Слава Богу, оказался жив-здоров, а все попытки сорвать воссоединение Русской Церкви провалились.

Edinstvo

17 мая 2007 года, в праздник Вознесения Господня, в московском Храме Христа Спасителя состоялось торжественное подписание «Акта о каноническом общении», который устанавливал, в частности, что РПЦЗ, «совершая своё спасительное служение в исторически сложившейся совокупности её епархий, приходов, монастырей, братств и других церковных учреждений», «пребывает неотъемлемой самоуправляемой частью» Поместной Русской Православной Церкви. Фактически это означает, что РПЦЗ является автономией внутри РПЦ. Все решения церковно-административного порядка принимаются на уровне собственных Архиерейских Соборов и Главой РПЦЗ. Патриархом Московским они только утверждаются.

Mitr IlarionЗначимость устранения церковного раскола в условиях современных «глобальных вызовов» трудно переоценить. Митрополит Иларион (Алфеев), говоря о юбилее воссоединения, отметил: «Десять лет совместной жизни показали, что это было абсолютно правильное решение, которое сейчас позволяет нам ощущать себя членами единой Церкви... Самое главное заключается в том, что у нас теперь единая Церковь, мы вместе причащаемся, вместе служим, это историческое событие».

Понятно, что десятилетний срок – это ничтожно мало для Церкви, которая мыслит себя категориями вечности. Конечно, все эти десять лет проходили, так сказать, во взаимном приспособлении, потому что жизнь наша весьма различна. Активно учимся координировать усилия для правильных [жизнеутверждающих] ответов на многоразличные «вызовы» нынешнего лукавого времени. Если выделить существенный момент из череды событий, например, только последнего года, то Русская Зарубежная Церковь сказала своё веское слово при подготовке т.н. Великого и Святого Всеправославного "собора" на Крите.

Arh MarkПринципиальная позиция архиепископа Берлинского и Германского Марка способствовала тому, что прошли соответствующие обсуждения критских документов, которые были подвергнуты должной критике. Были предложены поправки, но поскольку Константинополь на них не пошёл, то владыка Марк предложил «в этом позорище не участвовать», за что ему и другим зарубежным иерархам и богословам низкий поклон. Смеем надеяться, что и далее наши отношения будут вполне безоблачными и братолюбивыми. Как говорится: «Се что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе» [Пс.132:1].

Удивительно, но сама логика мировой истории последнего десятилетия всё явственнее обнаруживает: совершившееся в мае 2007 года воссоединение двух частей Русской Церкви явилось поистине эпохальным историческим, и, вместе с тем, великим духовным событием, которое, по милости Божией, служит укреплению Святой Церкви и нашего отечества.

Трагические потрясения XX века сделали русских самым большим разделённым народом (историки говорят о четырёх волнах русской эмиграции). Десятки миллионов русских людей сегодня живут вне России. Но уже десять лет они могут жить в лоне единой Русской Церкви.

 

Некоторые источники по теме:

1) Портал «Седмица.RU» (ЦНЦ «Православная Энциклопедия»): «Единство Русской Церкви восстановлено (комментарий в свете веры)»;

2) На оф. сайте Русской Православной Церкви Заграницей: «[Подписание Акта о каноническом общении и первое совместное служение Божественной литургии Предстоятелями]»;

3) Портал «Православие.RU»: «РПЦЗ: Краткая историческая справка»;

4) На авторском сайте Л. Регельсона: Протодиакон Владимир Русак. «Русская Зарубежная Церковь»;

5) В онлайн библиотеке КДАиС: Проф. С.Троицкий. «Размежевание или раскол» (для удобства чтения можно в браузере воспользоваться опцией "В новом окне"; возможность скачивания книги также имеется);

6) Портал «Православие.RU»: «В ходе переговоров с РПЦЗ падали средостения, которые были между нами: Беседа с прот. Владиславом Цыпиным»;

7) «Древо»: открытая православная энциклопедия: «Указ Патриарха Тихона № 362»;

8) На портале «Российская Научная Сеть»: Попов А.В. «Архив Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей в ГАРФ. (Опыт архивного обзора)»;

9) Сайт Аналитического центра свт. Василия Великого: «В Москве прошла конференция к 10-летию воссоединения Русской Церкви»;

10) На сайте «Русской народной линии»: О круглом столе «Православное патриотическое движение – необходимость новой волны. К 10-летию воссоединения РПЦ и РПЦЗ».